Проекты

20.11.2017

Опыт стран Юго-Восточной Азии в развитии гражданского общества

Информация о реализации гранта 2017 года

Школа политического менеджмента партии «Нұр Отан» в рамках реализации государственного гранта «Анализ текущего состояния и перспективы развития современного гражданского общества Казахстана» НАО «Центр поддержки гражданских инициатив» при поддержке Министерства по делам религий и гражданского общества Республики Казахстан проанализировала мировые тренды развития гражданского общества.

Рассмотрены модели гражданского общества ряда европейских стран (Великобритания, Германия, Австрия, Нидерланды, Швейцария), а также стран Юго-Восточной Азии.

В данной публикации представлен обзор развития гражданского общества в странах Юго-Восточной Азии.    

Для стран этого региона, которые ставят во главу угла политическую стабильность и развитие, политические свободы и права граждан играют второстепенную роль по сравнению с общим благополучием общества.

          Данный тренд имеет свое развитие в Японии. Традиционно японская бюрократия играла центральную роль в экономическом развитии страны. Модель развивающего государства зачастую игнорировала развитие гражданского сектора.

Ситуация изменилась в 1995 г. после крупнейшего землетрясения Хансин-Авадзи. Государство оказалось не подготовленным к стихийному бедствию. Активный вклад в помощи пострадавшим внесли спонтанно созданные волонтерские группы, которые организовали отправку более 1,3 млн. волонтеров в зоны бедствия и собрали около 1,28 млрд. долл. США частных пожертвований.  

С учетом этого в японском обществе начало расти давление на власть либерализовать действующее законодательство. В результате в 1998 г. был принят Закон «О продвижении определенных некоммерческих видов деятельности». Главным требованием для специальных некоммерческих организаций (СНО) ограничение деятельности: только по 12 направлениям социальной сферы могут работать СНО. СНО запрещается заниматься любой религиозной, политической, коммерческой, в ней должно состоять минимум 10 членов.

По состоянию на 2015 год самое большое количество СНО было задействовано в сфере социального обеспечения и здравоохранения – 29315; социальное образование – 23 885; развитие местных сообществ – 21 932; воспитание детей и молодежи – 21 832. Наименьшее количество организаций было задействованы в сфере туризма – 2095, развитие сельской местности и рыболовства – 1771.  

Что касается основных источников финансирования, то 8,3% СНО в основном полагаются на членские взносы; 74,5% СНО - на реализацию проектов от государства; 13,7% - на государственные гранты и субсидии; 1,3% - на пожертвования и 2,4% - на иные источники.  Предусмотрены налоговые преференции для СНО: ставка по корпоративному подоходному налогу (далее – КПН) составляет 15% на первые заработанные 8 млн. иен (около 77 тыс. долл. США) и 23,4% на остальные доходы.

Кроме этого, в Японии продолжают действовать множество иных некоммерческих организаций в форме «юридическое лицо общественного интереса» (далее - ЮЛОИ).  Существует 4 категории данных организаций: организации социального обеспечения, общеобразовательные организации, религиозные корпорации, реабилитационные организации (реабилитация бывших заключенных).

ЮЛОИ предоставлены налоговые преференции: по 33 направлениям коммерческой деятельности в общественной сфере ставка по КПН для этих организаций составляет 22 % (при средней ставке 37 %). Кроме этого, данные организации могут быть полностью освобождены от уплаты местных налогов, если они задействованы в таких сферах, как строительство музеев и содействие развитию науки.

В Японии существует множество других гражданских групп, действующих без официального юридического статуса. Например, ассоциации соседей, которые являются добровольным объединением жильцов, проживающих в одном квартале и выполняющих ряд важных функций, как коммуникация с местными властями, поддержание чистоты и общественного порядка, организация фестивалей и др. мероприятий.

Зарождение гражданского общества в Южной Корее приходится на период середины 80-х прошлого века, когда страна начала транзит в сторону демократического развития. Эксперты оценивают, что с точки зрения ВВП в этот период ежегодный прирост гражданского сектора составил 22%, и к 1997 г. на гражданский сектор приходилось почти 3 % ВВП Южной Кореи.

В целом структуру гражданского общества Южной Кореи можно разделить на две категории: зарегистрированные и незарегистрированные организации. Первые в основном представлены некоммерческими организациями, предоставляющими различные услуги социального характера, во вторую категорию входят различные правозащитные организации.  

Взаимоотношения между гражданским сектором и государством претерпели качественные изменения после экономического кризиса 1997-98 годов. На фоне экономических трудностей руководство Южной Кореи приняло решение расширить роль гражданского сектора в сфере социального обеспечения в целях снижения затрат в государственном бюджете. Именно в этот период был принят Закон «О поддержке некоммерческих организаций» (2000 г.), который заложил законодательную и институциональную базу для системного финансирования гражданского общества государством. При Канцелярии Премьер-Министра был создан Комитет по развитию отношений с гражданским обществом.

Финансирование организаций осуществляется на проектной основе. В первый год принятия закона государство выделило 150 млрд. вон (около 13 млн. долл. США) на реализацию 1838 проектов.  Государство выстраивает отношения с общественными организациями, привлекая их к решению множества социальных проблем.

Для получения государственного финансирования, административной и консультативной помощи, фискальных послаблений организации необходимо зарегистрироваться в соответствующем ее деятельности Министерстве или в органах местной власти. Кроме этого, официально зарегистрированные некоммерческие организации могут получить налоговые послабления. В частности, предусмотрено 50% понижение ставки КПН в первые 4 года работы организации.

Гражданское общество в Сингапуре традиционно является сферой, находящейся под контролем государства.  Правительство Сингапура, которое находится под контролем Партии Народного Действия (далее - ПНД) с 1959 г., предпочитает использовать понятие «управленческого», административного» или «конституционного» общества (civic society) вместо «гражданского общества» (civil society). В рамках этого подхода гражданское общество рассматривается в качестве деполитизированной сферы, где доминируют ценности общественного долга и конституционных обязанностей граждан, а не либеральные ценности демократических прав и свобод.

Текущее законодательство Сингапура в области регулирования общественных отношений позволяют государству эффективно контролировать организации гражданского сектора, не допуская их вмешательство в сферу политики. Закон «Об общественном строе» обязывает все общественные организации вставать на учет в Государственном Регистре для получения статуса юридического лица. При этом компетентный орган может отказать в регистрации организации, если она преследует политические цели или связана с иностранными организациями.

В целях усиления взаимодействия с обществом правительством образованы Советы по развитию сообществ (далее - СРС) - платформы для взаимодействия с гражданским обществом. На данный момент Сингапур разделен на 5 СРС.  Центральное правительство выделяет для каждого СРС по 1 син. долл. на каждого жителя округа и дополнительные 3 или 4 син. долл. на каждый долл., полученный от пожертвований.  К примеру, в 2015 г. бюджет СРС составил 51,6 млн. син. долл., из них 11,3 млн. – пожертвования от частных лиц и бизнеса.

В отличие от государственных органов СРС находятся в тесном контакте с местным населением и обладают глубокими знаниями местных реалий, что позволяет им принимать эффективные решения проблем. В 2015 году 5 СРС реализовали 120 проектов в области помощи социально-уязвимым слоям населения, которые охватили 100000 человек.  Что касается налогового режима, то благотворительные фонды, имеющие государственную регистрацию, полностью освобождены от налогов.  

Другим важным методом контакта властей Сингапура с обществом является организация общенациональных диалоговых площадок. В качестве примера можно привести стратегический документ «Сингапур 21: вместе мы имеем значение», разработанный для усиления чувства гражданской ответственности у жителей страны.

Малайзия также представляет собой пример жесткого государственного контроля гражданского общества. Закон «Об общественном строе» регулирует деятельность общественных организаций. Согласно данному закону, регистрирующий орган (Министерство внутренних дел) обладает полной свободой в принятии решений о выдачи регистрационного сертификата общественной организации, а также может приостановить его действия по подозрениям в угрозе общественному порядку, моральным устоям и т.д.

Гражданское общество Малайзии структурируется на основе этнических, религиозных и языковых признаков. Кроме малайских общественных организаций, в стране особенно активны китайские общественные организации (профессиональные организации, частные школы и университеты). Правительство во главе с Объединенной малайской национальной организацией стремится вытеснить независимые общественные объединения с политической повесткой и расширить свое влияние за счет использования подконтрольных НПО, оказывая им финансовую и административную поддержку.

Таким образом, в странах Юго-Восточной Азии государство является главным актором социально-экономической модернизации, выступая лидирующей силой в трансформации общества. Государство четко очерчивает основные направления деятельности институтов гражданского общества, ограничивая их вмешательство в сферу политики. С другой стороны, для проправительственных организаций создан ряд экономических преференций со стороны государства.    

Ак Орда
НурМедиа
ЖасОтан
Nur Otan